Заигрались сексом

Накинув на голое тело халаты, они продолжили свою сумасшедшую игру и заигрались сексом.
Настя вновь оказалась «красной» девушкой по результатам жеребьевки, а следующим фантующим стал Ян.
— Ну, Янчик, посмотрим, какая у тебя рука на розовые фанты. – Настя посмотрела карточку. — Ну что, вполне прилично. Ой, мам! Да ведь красная-то девушка опять я!
— Что там, что там мы с тобой сейчас будем делать? Ну-ка покажи! – Катя выхватила у подруги карточку. – Можно я с тобой ролями поменяюсь? – Пробежала она глазами текст задания — так хочется на спинке немного полежать.
— Нет уж, нет уж, выпало, так выпало! Я и сама с удовольствием полежу. Отдай сюда! – Со смехом отняла она фант у Кати. — Слушай, Ян, что тут написано, теперь это четвертый номер.
«Чуть раздвинув ножки, «красная» девушка расслабленно ложится на спину с завязанными глазами, а другие игроки нежно ласкают ее обнаженное тело, используя меховые кисточки.
Начав лакать ее мехом, они с двух сторон не спеша крадутся навстречу друг другу. «Синяя» девушка, скользя вниз, медленно продвигается вдоль груди, порхая вокруг, возбуждает сосочки, постепенно добирается до живота, чувственно поглаживая его. Начав с пальчиков ног, мужчина не спеша поднимается вверх, приближаясь вдоль бедер к промежности. «Синяя» девушка вновь возвращается к груди, нежно дразня сосочки теплом меха и горячим кончиком языка, а мужчина играет желанием постепенно возбуждающейся плоти. Они целуют, лижут и ласкают тело девушки, наслаждаясь сами и доставляя удовольствие ей.
«Красная» девушка решает, какой фант разыгрывается дальше»
— Шикарный фант! Только у меня просьба. Можно я потом выберу фант вместо тебя? – Умоляюще посмотрел Ян на Настю. — Готов оплатить все шампанское на эту и три следующих игры! – Тут же быстро добавил он.
— Это кого же ты нам, Настя на игру-то привела? Что это за безобразие такое! Еще и деньги, можно сказать, предлагает, а? Ян, я тебя сейчас выставлю прямо в таком виде на улицу! Ты что тут хулиганишь у нас? – Наигранно завозмущалась Катя. – То ему красную игру раньше времени подавай, то фант! Быстро готовь меховые кисточки! Сказано ласкать именинницу, ласкай. Вот тебе за это! – Звонко хлопнула она его по голой попе. Нашла, наконец, повод, шельма.
Сняв с Насти халат, они надели ей на глаза темную повязку и уложили затем на кровать, чуть не глотая слюни при этом, настолько она была хороша — распаренная и румяная, так и просилась срочно поласкать. Взяв в руки специальные меховые кисточки (придумают же люди такое!), они с двух сторон склонились над ней.
Настя умирала от наслаждения. Ее чувствами и ощущениями играли как флейтой: сладко омывали нежным теплом меха, порхали им вдоль тела, дразнили, соблазняли и совращали. Она никогда не представляла себе, что это так невероятно остро: безумно приятно и возбуждающе одновременно. Задыхаясь от удовольствия и постанывая, она покрывалась мурашками и выгибалась, хватала ртом горячий воздух и судорожно мяла пальцами простынь. Настя уже не понимала, кто из них и что с ней делает, кто играет сверху, а кто сводит с ума ласками снизу, кто сосет, гладит, мнет и теребит, а кто целует и лижет, все это превратилось в один безумный по невероятным ощущениям водоворот. Кисточки меха, волосы, пальцы, соски, языки, губы, горячая упругая головка члена, невозможно было уже разобраться, где и чем ее ласкают, нежат и трогают, это все уже не имело теперь никакого значения, с каждой минутой все сильнее погружая ее в пульсирующую сладким пламенем бездну. Эта бездна пульсировала все ярче и ярче, засасывая ее все быстрее и быстрее, завлекая и закручивая в свою горящую жаром воронку, наконец, окончательно поглотила и вспыхнула невероятными спазмами внизу живота. Судорожно вцепившись пальцами в постель, Настя резко выгнулась дугой и с протяжным стоном кончила.
— Боже! Что вы со мной сделали!? Я ведь действительно чуть не умерла по-настоящему! – скорее стонала, чем говорила Настя. – Должны же были просто поласкать меня кисточками, а сами свели с ума, дорвались, негодяи, до бедной девушки. Господи, что же это со мной было?! – Постепенно приходила она в себя. — Катька, знаю, это ты все устроила. Подговорила Яна и устроила, по шаловливым глазам вижу, что ты. Я ведь от твоего языка кончила, точно от твоего, чувствовала же, что язык Яна у меня во рту.
— С Днем рожденья, Настюшик, с Днем рождения, солнышко! Никто и не говорил, что не будет от меня подарка. Правда, Ян? – С довольным видом посмотрела Катя на него. – Налей-ка нам еще немного шампанского! Только немного, чуть-чуть совсем.
— А мне еще воды, воды налей, пожалуйста. – Привстала Настя, — Фууу! И на самом деле умру, думала. – Настя жадно выпила воду. – Знаешь что Ян, пожалуй, и на самом деле разрешу тебе выбрать следующий фант. Только розовый, ладно? Последний, потом красный. Давайте кофе выпьем и продолжим.
Чуть отдышавшись за чашками кофе, они вновь окунулись в игру. Пока Настя приходила в себя, Ян с помощью Кати внимательно перебрал розовую колоду и, наконец, остановился на фанте номер шестнадцать.
— Ой! Жеребьевку забыли провести! У кого какой цвет у вас с Катей будет. На, вытяни шарик, — протянул Ян мешочек для жеребьевок Насте. Она запустила туда руку.
— Да что же это такое! Третий раз подряд мне красный шарик попадается! Понравилась ему, что ли? – Настя надела красную повязку. – Ну, давай сюда карточку. Слушайте теперь задание.
«Позы 25 и 26. Положив джентльмена на спину, девушки начинают свою увлекательную игру. Развернувшись попкой в сторону подруги, «красная» барышня берет в ротик у мужчины, лакая пальцами его яички. Вторая девушка, присев над лицом джентльмена, подставляет его языку свою промежность, дразня сзади вибратором подружку (поза № 25). Как только «красная» барышня захочет вместо игрушки почувствовать между ног реальный член, она, развернувшись, насаживается сверху на мужчину, начиная «красную» игру (поза № 26). Через некоторое время девушки меняются местами, и, лаская друг друга, продолжают вместе наслаждаться мужчиной.
Девушки вместе решают, когда стоит перейти к розыгрышу следующего красного фанта, вдвоем выбирая его и распределяя между собой роли»
— Ничего себе выбрали, пока я расслабилась! Розовый, называется!
— Ян так мечтал до Каталога поз добраться, вот и выбрал! Да и очень уж ему хотелось, что бы мы с тобой теперь его поласкали. А насчет следующего красного, так это вообще твоя идея была. Вот и перейдем сразу к красной игре! – Довольно улыбалась Катерина. Нравилось ей, похоже, это дело. – Смотри, какие позы классные! – Протянула она Каталог Насте.
И было на что посмотреть, если честно. Художник явно не понаслышке знал о групповых играх. Сценки изобразил что надо, явно не на кисейных барышень рассчитывал.
— А здесь интересно есть игрушки? – Настя покрутила головой.
— Здесь все есть! — Катя пошла к комодику в углу спальни. – Выбери, какой тебе больше нравится, — выдвинула она верхний ящик.
— Что там у вас такое, интересно? – Заглянул из-за ее плеча Ян, — ух ты, какой выбор! Знал человек свое дело. Я имею в виду того, кто коллекцию формировал.
— А ты откуда знаешь? Признавайся сейчас же! Тоже любишь игрушки? И какие же, если не секрет? – Подозрительно смотрела на него Катя, ничего не утаишь от знатока.
— Да я так просто, — немного смутился Ян.
— Просто!? Посмотрим, посмотрим! — Рассмеялась она. – Ну что, Настюшик, давай попробуем этот, со специальной шишечкой, видишь? Эта штучка для точки G предназначена. Хотя ведь у нас живой мачо есть, нафиг нужны игрушки!? — Обняла она за талию Яна. – Пойдем, мой хороший, я тебя в кроватку отведу, разыграем твой фантик, обязательно разыграем. Все будет, как ты хотел.
Лежа на спине, Ян захлебывался остротой ощущений, лаская снизу языком Катю и наслаждаясь Настиным минетом. Стоя сверху на коленках, та увлеченно брала у него в ротик, подставляя в тоже время подруге промежность. В свою очередь Катя играла с ней фаллоимитатором, сидя на языке Яна. Комбинация получилась что надо, именно такой любовный треугольник и назывался в «Фантах» двадцать пятой позой. Наслаждаясь этой безумной игрой и друг другом, они стонали, дрожали и всхлипывали, постепенно приближаясь к экстазу. Покачивая бедрами навстречу Катиной игрушке, Настя вдруг все чаще и чаще стала дышать, заглатывая твердеющую во рту головку и вцепившись в ягодицы Яна, а ее спина покрылась испариной.
— Нет, нет, нет! Мы так не договаривались, — почувствовала состояние подруги Катя, — эта штучка у нас только для разогрева. Ну-ка иди сюда, я посажу тебя на Яна. — Отложив в сторону жужжащую игрушку, она приподняла Настю и, развернув к себе лицом, осторожно насадила ее на стоящий колом член.
— Аааах, — выдохнула та в оргазме. – Раздвигая стенки влагалища, упругая плоть полностью заполнила ее, медленно погружаясь вглубь. Настя задрожала. – Какой он твердый и горячий. Вошел до самого конца. – Простонала она. Положив руки на Катины плечи, Настя стала плавно раскачиваться и вращать бедрами, сидя сверху на Яне. То привставая, то вновь насаживаясь, наслаждаясь членом и целуясь с Катей, она чувствовала, что вновь начинает сходить с ума. Нежные Катины руки ласкали ее соски и переминали груди, гладили, пощипывали и теребили их мякоть, а плоть Яна все сильнее и сильнее дрожала, деревенея внутри и заигрались сексом.
— Все, не могу, сейчас кончу! – Прохрипел он снизу. – Настя, не могу больше! Ой, подожди, не могу. Сил на Катю не хватит. Больше не могу!
Ян уже никак не мог дальше сдерживаться, начиная все сильнее и сильнее дрожать. Хрип, стон, он оторвался от Настиной промежности, выгнулся, сильно сжал ее бедра, широко открыл рот, задохнулся, вскинулся и стал агонизировать, кончая. Пламя этого пожара мгновенно перекинулось на Катю. Широко открыв вдруг потемневшие глаза, она прогнулась, еще сильнее обняла Настю, впилась в ее губы, ее затрясло, с языка потекла горячая слюна, часто дышащие ноздри расширились, на лбу выступил пот, и, не выпуская Настю, она тоже забилась в конвульсиях экстаза.
Это было нечто! Настя сама чуть не вспыхнула в таком жарком кострище. И если бы Ян так сильно не вцепился ей в бедра, ненароком делая больно, тоже, наверное, кончила бы вместе с ними, настолько они оба полыхали.
Быстренько сбегав в ванную, Настя вновь улеглась на кровать. Было неимоверно хорошо. «Надо же! Никогда бы не подумала, что мне все это так понравится. Офигеть можно: Ян, Катя и я. И на самом деле необычный Денек рожденья вышел» — Улыбнулась она про себя, сладко потягиваясь. Она знала, как им следует дальше продолжить эту, так нравящуюся ей игру.

КОНЕЦ